22:51 

Начало июля 1958 года, Копенгаген

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
— Ко мне в прошлом месяце приходил человек. Расспрашивал о тебе, — вспоминает Райнер уже под конец встречи.
— Что за человек? Что ты ему сказал?
— Какой-то Эрик Ленсхерр. Ничего я не стал ему говорить, — усмехается Райнер. — Ну, работали вместе до войны, не виделись с сорокового... Ничего не знаю, да, были друзьями, но когда это было, — они понимающе переглядываются. Фриц, посерьёзнев, качает головой. — Он мне очень не понравился. Ты же знаешь, у меня чутьё, так вот это был опасный человек. Не знаю, от кого он, но ты там поосторожнее, что ли.
Клаус Шмидт безразлично пожимает одним плечом — он и так осторожен, как старый лис. Где не вывернется, там постарается договориться. И он и так знает, что его ищут, как и всех. Тринадцать лет прошло, казалось бы, можно успокоиться. Пусть бы ловили лучше Менгеле.
Райнер добавляет, бессознательно понизив голос:
— И ещё у него был номер на предплечье.
Клаус хмурится и медленно произносит:
— Ты можешь вспомнить, какой?
— Что-то симметричное... с двойками. 87 или 78 и ещё два на конце... Не знаю.
— Сосредоточься, — просит Клаус. — Не вспоминай цифры. Вспомни, как ты его видел.
Что-то в его лице заставляет послушаться; Райнер закрывает глаза и вызывает в памяти картинку. Цифры плохо видны, при непрямом освещении, вполоборота...
— Я и так-то его почти не разглядел... В конце - 782, это точно... И первая цифра тоже два, — он придвигает к себе вчерашнюю газету и пишет на краю карандашом: 2...782. — Что-то здесь было ещё, шесть или четыре...
— Четырнадцать. Двести четырнадцать семьсот восемьдесят два, — Шмидт коротко усмехается и откидывается назад. — Ему было под тридцать? Хотя он, наверное, может казаться старше. Это Макс, — говорит он, смотрит на недоумение Райнера и вдруг расплывается в улыбке. — Он жив.
— Да, наверное, около тридцати... Кто это?
— Но если он ищет меня, то вряд ли для того, чтобы сказать спасибо. Ты правильно сделал, что не сказал ему и сказал мне. Надо же, — Клаус Шмидт качает головой. — Как, ты говоришь, его зовут?
— Ленсхерр. Эрик Ленсхерр.

URL
   

black black heart, why would you offer more?

главная